Комментарии

Торонто исторический

Пока купальник не просох: борьба за пляжную моду

История о том, какими усилиями жителям Торонто удалось оставить в прошлом купальные костюмы, закрывавшие все тело от шеи до колен, и добиться возможности прилюдно носить плавки.


Часть 1: Судебный процесс

https://torontoist.com/attachments/toronto_kevinp/2010_06_19_f1244_it6049.jpg

− Виновен или не виновен? − вопросил судья Тинкер в полицейском суде 3 июля 1936 года.


− Виновен, − ответил обвиняемый Джон Макконвей.


Зная, что обвиняемого не представляет адвокат, Тинкер испытывал тревогу из-за такого вот его ответа. Он все равно должен был выслушать свидетелей, и полицейский констебль Джесс Уэллер занял место для дачи показаний. По его словам, Макконвей, стремясь спастись от самой страшной жары, какую только видел Торонто, оказался «в водах озера Онтарио... не надев надлежащего купального костюма, подходящего, чтобы защитить его от непристойного обнажения», за что и был позднее задержан Уэллером.

Макконвей был первым, кто предстал перед судьей, но в крохотном полицейском суде томились еще двадцать три человека, арестованных за появление в неприличном виде на различных пляжах Торонто – на Kew Beach, в Sunnyside, на островах Торонто и в других местах.


По просьбе Б.К. Бейрда, городского прокурора, Уэллер показал, насколько купальный костюм был подвернут, − по пояс.


− Я не уверен в том, сколько женщин было рядом, − добавил он, − но там был общий пляж.


− Я просто расстегнул молнию в верхней части костюма, − признался Макконвей и добавил, чтобы смягчить сказанное: − В двухстах ярдах вокруг не было никого.


Именно в этот момент – в момент признания Макконвея, − молодой человек проскользнул через толпу в зале суда и зашептал в ухо обвиняемому. И хотя они не были знакомы, Кен Блэйр, молодой студент-юрист, − так он представил себя перед судом, − предложил выступить в качестве защитника Макконвея. Он немедленно приступил к работе, знакомый со всеми особенностями местных нормативных актов.


− Во время вашего ареста вы купались, плавали или мыли кого-то еще в озере Онтарио? − осведомился Блэйр.


− Нет, − ответил Макконвей.


− Вы вообще были в воде − в тот день или в предшествующий ему?


− Нет.


− Ну, Ваша Честь, − повернулся Блэйр к магистрату, − я не думаю, что выдвинутое обвинение должным образом соотносится с этим нормативно-правовым актом.


Констебль Уэллер тоже не смог подтвердить, что видел, как обвиняемый плавает.


− Дело закрыто, − заключил Тинкер. Блэйр обнаружил лазейку в конкретной формулировке устава: купальный костюм должен был закрывать тело во время купания, но не при принятии солнечных ванн. Аналогичные обвинения против остальных правонарушителей также были сняты.


https://torontoist.com/attachments/toronto_kevinp/2010_06_19_s0372_ss0041_it0385.jpg


Часть 2: Легализация плавок


В июле 1930 года городской совет Торонто внес поправки в старый нормативный акт о купальном костюме, требовавший, чтобы все купальники закрывали тело человека от шеи до колен. Согласно новому постановлению, купальный костюм должен был быть такой длины, чтобы избежать непристойного обнажения. Однако мужчинам по-прежнему было необходимо закрывать торсы – в одних только плавках находиться на общественных пляжах города запрещалось.


Несмотря на то, что этот нормативно-правовой акт был либеральнее предыдущих, он также требовал точных замеров. Производители купальных костюмов должны были связаться с полицейской комиссией, чтобы подтвердить, что их продукция соответствовала всем требованиям.


В ответ на вопросы журналистов, однако, судья Р.Дж. Браун заявил, что та не может определить, что является подходящим, а что нет, пока каждый конкретный случай не будет представлен перед судом. Тем не менее, он выразил надежду на то, что и купальщики, и полицейские проявят здравый смысл. Брауна больше беспокоило исполнение другой части устава, запрещающей носить купальный костюм за пределами общественного пляжа. Он тревожился о том, что отдыхающих, разгуливающих по дощатым настилам в Sunnyside в купальниках, ждет наказание.


В середине июля 1936 года в издание The Star пришло письмо. Его автор рассказывал, что начальник полиции Деннис Дрейпер и инспектор Томас Сокетт, главный офицер по вопросам нравственности, сделали из Торонто посмешище, и критиковал этот нормативно-правовой акт как часть более крупного муниципального аппарата, цензурирующего пьесы и срывающего политические заседания. Автор письма вопрошал: «Сколько полицейских диктатур готов вытерпеть Торонто?». Хотя в некоторых других городах, например, в Гамильтоне и Джорджтауне, могли в то время действовать аналогичные законы, в Ванкувере толпы людей без рубашек оккупировали общественные пляжи. Автор письма надеялся, что в некий установленный день жители Торонто смогут в массовом порядке отправиться на пляжи, где в обговоренный час все мужчины избавятся от верха своих купальных костюмов, нарушив тем самым устав и преподав властям урок.


https://torontoist.com/attachments/toronto_kevinp/2010_06_19_f1244_it0157a.jpg


После того, как дело Макконвея было закрыто − вместе с десятками дополнительных дел, − чиновники признали, что в уставе полно лазеек. Но, как пообещал Сокетт, аресты продолжились бы, стоило офицерам полиции лишь заметить в воде любого нескромно одетого человека − даже если бы тот окунул только одну ногу. Репортеры заваливали чиновников вопросами, оспаривая предположение о том, что вещи, на которые распространяется понятие «порядочность», самоочевидны.


Журналистам The Star удалось найти противников закона среди уважаемых людей −  врачей, пастора и популярных спортсменов-любителей. Все они задавались вопросами о связи между обнаженной грудью и падением нравственности. «Вся эта история с костюмами для купания – глупейшая чушь, − постановил доктор Люк Тески. − В целях поддержания здоровья необходимо раздеться настолько, насколько это вообще возможно».


Сэмюэл Макбрайд, занимавший в то время пост мэра Торонто, похоже, чувствовал свою вину за то, что нормативно-правовой акт городского совета оказался настолько неэффективным. Однако он, как и другие местные политики, считал его неплохим из-за попытки обеспечить благопристойность на общественных пляжах. «По-моему, − заявил он с больничной койки, − подзаконный акт не был правильно сформулирован и не следовал законам логики. Вы могли интерпретировать его как хотите». Однако в тот момент городской совет прервал свою работу на лето, и внести изменения в этот закон нельзя было как минимум до сентября, несмотря на пожелание Сокетта усовершенствовать его как можно быстрее, чтобы его действие распространялось и на береговую линию.


Однако, как отмечали, в июле жара лишь усилилась. Время от времени столбик термометра достигал 105 градусов по Фаренгейту (чуть больше 40˚ C) – и все это во времена, когда муниципальных центров охлаждения еще не существовало. «Небольшое облегчение было не за горами, − писали в The Star, − однако Торонто задыхался, оседал и хромал, так как становилось все жарче и жарче». Обрушившаяся на город аномальная жара привела к семи смертям, которые произошли всего лишь за три дня в середине июля.


Температура оставалась высокой даже ночью. В районе West End люди устраивались спать на лужайках или на прохладном бетоне памятников Queen’s Park. Тысячи других − «с одеялами и подушками, а некоторые и с полотенцами, чтобы спастись от росы», − ночевали в парках и на прохладных берегах озера.


Спасатель Уильям Эпплтон посчитал, что на пляже Kew Beach собралась толпа из десяти-пятнадцати тысяч человек. Там были все, от самых маленьких детей до бабушек и дедушек, и каждый был облачен в купальный костюм. По его словам, многие надели только плавки.


https://torontoist.com/attachments/toronto_kevinp/2010_06_19_StarJuly101936SimpsonsAd_420.jpg


«Нет, полиция их не беспокоит, − заявил он в ответ на вопрос журналиста. – Будь моя воля, я бы позволил им ходить по окрестностям в том, что им нравится; это лучшее, что они могут сделать. Что касается купания, то если они слоняются по пляжу в плавках, то едва ли они наденут что-то еще, отправляясь окунуться. Да и зачем им надевать что-то еще в ночь вроде этой?»


Хотя следующее лето началось с суровых предупреждений мэра У. Д. Роббинса о том, что постановление, запрещающее купаться без верхней части купального костюма, по-прежнему в силе, в газетах не появилось ни одной заметки о новых арестах. Скорее всего, число мужчин с обнаженными торсами на пляже начало увеличиваться, а меры противодействия этому ослабли, поскольку Торонто, как и другие города, начал привыкать к новой моде. К 1938 году в универмагах начали рекламировать купальные костюмы для мужчин, оставляющие грудь открытой. Как заявила Маргарет Хаттон, местная чемпионка по плаванию, в интервью The Star 1936 года: «Я бы сказала, плавки для купания задержатся здесь надолго».



Последние статьи
Открытие нового здания мэрии Торонто

«Сегодня каждый житель Торонто внезапно стал десяти футов в высоту. Ради новой мэрии», - гласила редакционная статья Toronto Star от 13 сентября 1965 года. И не зря.

 
Бесшумная революция

История о том, как 19 ноября 1883 года около 17 с половиной минут оказались вычеркнуты из истории Торонто.

 
Уильям Пейтон Хаббард и память о нем

Уильям Пейтон Хаббард - первый муниципальный политик африканского происхождения в Торонто. На протяжении многих лет его имя было на слуху и часто упоминалось в прессе, но помимо прочего он мог похваст...

 
Canada’s Wonderland: Мечта о Стране чудес

История о том, как в Воне появился парк развлечений Canada’s Wonderland, позволяющая узнать ответ на вопрос: "Почему же он все-таки канадский?".

 
Парк развлечений Sunnyside: Ривьера для бедных

На открытии нового парка развлечений Sunnyside Amusement Park в Торонто, состоявшемся 28 июня 1922 года, гордо провозгласили, что благодаря его появлению город вступает в новую эру.

Copyright © 1998 – 2018 Torontovka.com, All rights reserved