Комментарии

Санкт-Петербург

У КАМИНА. Елена Коровина. Сто писем О ЛЮБВИ…

Памяти моего отца посвящается… София «Когда плачет сердце, это Любовь. Когда от сердца рыдает Музыка, это Вечная Любовь». - Иоганн Штраус (сын)


Король Вальса был трижды женат. Однако настоящее чувство испытал лишь раз в жизни — к русской девушке Ольге.
Однажды композитор Густав Малер, слушая вальсы Иоганна Штрауса, воскликнул: «О, да тут разбитое сердце!» Знатоки не согласились: биография Штрауса светилась задором и оптимизмом, он слыл любимцем Фортуны и победителем в любви. Откуда у этого человека-праздника могло взяться разбитое сердце?
Тайна раскрылась лишь в конце XX столетия: в 1992 году музыковед Томас Айгнер нашел в архивах Венской музыкальной библиотеки огромную пачку писем, рассказывающих о любви знаменитого маэстро и юной дворянки Ольги Смирницкой.

ПАМЯТЬ О СЧАСТЬЕ
Ольга опасливо покосилась на дверь — хоть это и ее личная комната, но муж и мать постоянно заходят, не давая ни минуты покоя. Особенно злится мать. Месяц назад, в мае нынешнего 1869 года в Париже состоялся концерт Иоганна Штрауса. И один из номеров маэстро объявил так: «Проказница» — вальс, написанный для моей давней возлюбленной, которую я до сих пор не забыл». Об этом матери Ольги написала в Петербург приятельница. Евдокия Иоакимовна пришла в бешенство. Ворвавшись к дочери, она кричала, словно базарная торговка: «Этот безродный музыкантишка до сих пор позорит нас!» Ольга пыталась успокоить разбушевавшуюся родительницу. Да о чем, в конце концов, речь?! Уже 5 лет прошло с тех пор, как она последний раз виделась с Иоганном, с того самого времени, как в 1864 году под нажимом матери вышла замуж за аристократа польских кровей Александра Степановича Лозино-Лозинского. И вот — мать все еще попрекает дочь бывшими «грехами»! «Я знаю, что ты до сих пор хранишь письма этого музыкантишки! — не унималась родительница. — Отдай, я их сожгу, пока нас окончательно не скомпрометировали!» Ольга приложила пальцы к вискам: «Я не помню, где они!» — «Так найди!»
Дверь хлопнула — разгневанная мать вышла из комнаты. Через минуту во дворе застучала отъезжающая карета. Слава богу, Евдокия Иоакимовна отбыла к себе. Ольга сжала виски — голова начинала болеть. Хорошо, муж уехал в Москву по делам юрколлегии, в которой служит. Теперь она хоть немного отдохнет одна. Перед собой можно и не кривить душой: «грехи» так и не стали бывшими — Ольга помнит каждый миг счастья с Иоганном…

ВСЕ ДЕЛО В ЗАВИСТИ!
То был июнь 1858 года. Уже третий год в Северной столице в зале Павловского «Воксала» выступал с концертами известный всему миру венский композитор, скрипач и дирижер — блестящий Иоганн Штраус. Сам император Александр II и его августейшая супруга Мария Александровна посетили один из концертов. Не мудрено, что Россия пришла от Штрауса в восторг. И восхищение было вполне заслуженным. 31-летний красавец маэстро виртуозно владел скрипкой и дирижировал хоть своим, хоть петербургскими оркестрами, ну а его радостные и праздничные мелодии просто-таки завораживали публику.
Впрочем, знатоки музыкального мира говорили, что жизнь у этого баловня судьбы начиналась совсем не бравурно. Иоганн Штраус родился в 1825 году в семье венского композитора Иоганна Штрауса-старшего. Тот тоже писал и исполнял свои вальсы, имея известность, но не имея больших средств. И потому мечтал, что его сын станет банкиром (ну хотя бы счетоводом!). Но парнишка ослушался и тоже начал заниматься музыкой. С 6 лет тайком научился играть на скрипке, а с 19, поскандалив с отцом так, что слышала вся Вена, завел свой оркестр. Сочиненные вальсы играл прямо на улицах, доказывая, что стал истинным музыкантом. Но папаша, вместо того чтобы похвалить сына, его… проклял да и лишил наследства. И венцы отлично поняли: все дело в зависти — сын сочиняет вальсы куда более талантливо, нежели отец.

«Народу в Павловске была бездна. Маэстро встретили оглушительными аплодисментами. После исполнения каждой пьесы благодарная публика устраивала венской знаменитости долгие овации. После концерта дирижера чуть ли не на руках донесли до квартиры».
«Санкт-Петербургские ведомости», 1856 год

В 1852 году 27-летнего Штрауса приглашают играть на балах при дворе австрийского императора Франца-Иосифа I. Начинаются гастроли по всей Европе. И вот теперь Штраус стал постоянным дирижером летних концертных сезонов в Петербурге с огромным гонораром — 22 тысячи рублей за сезон. Во всех магазинах России, где торгуют книгами и нотами, на витринах выставлены сочинения композитора и, конечно, его портреты — красавец, лихо закручивая ус, блестит очами. Петербургский свет валом валит в Павловский «Воксал» послушать заезжую знаменитость. Дамы бросают под ноги маэстро надушенные платочки. Штраус, поднимая их, пылко целует. И надо признать, его манеры не выглядят пошлыми, всем видно, что успех доставляет музыканту истинное удовольствие.
Дирижирует он необычно — часто поворачивается лицом к публике. И тогда глаза его победно сверкают, выискивая тех, кому особенно нравятся его выступления. В один из таких вечерних концертов взгляд Штрауса нашел в первом ряду кресел милую девичью головку — темноволосую, склоненную чуть набок. Девушка явно уносилась в мир мечты и грез под звуки его нежного вальса. Но вдруг, словно почувствовав взгляд, она подняла голову — огромные черные глаза вспыхнули, поймав взор маэстро.

ВСТРЕЧА НА БАЛУ
С того вечера Ольгу стало тянуть на концерты Штрауса. Конечно, она еще убеждала себя, что увлечена именно музыкой, ведь и сама сочиняет понемногу, исполняя пьески на домашних концертах. Но зачем лгать себе? Не звуки музыки заворожили Ольгу, а личность самого музыканта. И вот уже девушка старается попасть туда, где маэстро бывает вне концертов, благо самые аристократические семейства Петербурга приглашают композитора. Даже члены императорского дома устраивают балы в его честь. Вот только подойти к кумиру Ольга никак не осмеливается…
Впрочем, девушка нашла выход — на концерте послала Штраусу восторженную записку, подписав просто, но загадочно: «Незнакомка». И только потом осознала: можно извести хоть пачку бумаги, композитор не поймет, кто автор посланий. И тогда Ольга осмелилась: увидев маэстро на балу, попросила знакомых представить ей композитора. Однако выглядеть в его глазах восторженной поклонницей не захотела и потому протянула Штраусу свои ноты: «Мне важно знать ваше мнение!» Маэстро взглянул на девушку и изумился: это была та самая юная слушательница, что грезила под звуки его вальса…
Ну кто бы мог подумать, что случится невероятное — всеми признанный композитор включит произведения юной девушки в свои концерты?! Но 30 сентября 1858 года Штраус лично объявил, что полька-мазурка, звучащая впервые, принадлежит перу Ольги Смирницкой. Эффект был потрясающим. После концерта мать пилила Ольгу часа три. А вот петербургская публика пришла в восторг: приятно же, когда заграничная знаменитость интересуется местной музыкой. Высший свет начал оказывать семейству Смирницких особое внимание. И матери пришлось смириться, она даже разрешила дочери общаться с музыкантом на балах и обедах, где они оказывались вместе. Но этих минут общения выходило так мало! Счастье, что Штраус нашел возможность пересылать Ольге письма через многочисленных знакомых. И первой же запиской ошеломил девушку: «Я не мыслю теперь свою жизнь без Вас!»
Вот она эта записка! Ольга достала заветную шкатулку, а в ней письма возлюбленного Иоганна. Она отчетливо помнит, как поначалу столь пылкая любовь даже напугала ее. И девушка попыталась перевести отношения в дружеский план, написав Иоганну: «Я давно испытываю к Вам симпатию, но это симпатия дружеская».
Ответ Штрауса ошеломил: «Простите мои нескромные надежды и примите уверения, что вы не услышите больше ни одного звука жалобы. Мое сердце кровоточит…».

Ну как можно было отказаться хотя бы от переписки?! Ольга ответила и получила новое послание: «Вы уверяли, что я, как человек слабый, могу путать Симпатию с Любовью… Нет, мой друг! Когда плачет сердце, это Любовь. Когда от сердца рыдает Музыка, это Вечная Любовь». А потом пришла всего одна строка: «Моя Любовь томится Тобой». Так они перешли на ты. И было назначено свидание — тайное, робкое.
Они шли по разным сторонам Невского проспекта. Пойти рядом не осмелились, ведь Невский — место обычных светских рандеву. А ну как встретятся знакомые, пойдут пересуды!.. Быстро взглянув друг на друга, влюбленные завернули за угол, потом еще куда-то, прошли дальше и вдруг, ринувшись навстречу, оказались рядом посередине какой-то тихой и незнакомой улочки. Миг — и они сели на скамью под липой, и пальцы сплелись сами собой. И Иоганн сказал, что любит ее!

ПОГИБШАЯ НАДЕЖДА
Конечно, он, баловень судьбы, думал, что это — начало прекрасной любви. Вот только Ольга щемящим сердцем предчувствовала иное. Конечно, Штраус — знаменитость, обласканная при дворе. Но сколько таких знаменитостей приезжало в Северную столицу! Ими восхищаются, выплачивая высокие гонорары, но, заплатив и восхитившись, отправляют обратно — и забывают навсегда. Никакая гениальность не сможет послужить пропуском в высший столичный свет — то общество, к которому по рождению принадлежит Ольга. Девушка уже слышала безапелляционное высказывание матери: «Музыкантишка не может стать человеком нашего круга!»
И что делать?! Тем более что уже к вечеру верная подруга Ольги, Полина Сверчкова, принесла очередное послание: «С сегодняшнего дня я живу только одной надеждой: не покидать тебя никогда, принадлежать только тебе! Клянусь свято быть твоим, и пусть накажет меня Господь, если я не сдержу своего слова. И если надо преодолеть трудности, они должны быть преодолены!»
Ах, бедный Иоганн, верящий в то, что если аристократы приглашают его на обед, то примут и в семью. Он еще не знал госпожу Смирницкую!.. Евдокия Иоакимовна происходила не из дворянского рода, как ее супруг. И была она взята к аристократам Смирницким не за красу или ум, а за приданое — огромное, купеческое. И как все выскочки, она стала держаться «аристократичней» самих аристократов. И увидеть в мужьях дочери хоть и гениального музыканта, но не дворянина, она никак не могла. Это был мезальянс, скандал, позор! И потому, когда в июле 1859 года Штраус попросил у госпожи Смирницкой руки ее дочери, Евдокия ответила резким отказом. Ну а чтобы он больше не приставал, сочла возможным наговорить и на свою дуреху дочь: мол, настолько ветрена, что крутит роман не только со Штраусом, но и с другими кавалерами. Так что знаменитому музыканту лучше о ней забыть.
Однако и Иоганн был проницательным человеком. Он тут же послал через верную Полину письмо. Вот оно — длинное, путаное: «Моя надежда погибла! Твоя мама говорила со мной слишком долго. Сказала, что я не должен ни в чем тебе верить… Я почувствовал непроизвольно ненависть к этой матери, которая, чтобы исполнить свой план, говорит гнусности о своем ребенке!.. Что касается ее поведения, она была крайне неделикатна… Когда она потребовала от меня твои письма и я поклялся, что они уйдут со мной в могилу, она заявила, что при моем слабом здоровье я могу умереть каждую минуту, не успев оставить на сей счет распоряжений, поэтому она не может быть спокойна…»
Вот оно это горькое послание. Даже сейчас, едва Ольга начала перечитывать письмо, у нее покатились слезы. Ну а десять лет назад она, читая, думала, что умрет. Ведь это был конец любви и надеждам. О, если бы только Ольга могла пойти против родительской воли! Но она не смогла на это отважиться и только тихо плакала по ночам…

«Я ТЕБЯ УКРАДУ!»
В октябре 1859 года ангажемент Штрауса заканчивался, и ему предстояло уехать из России. Его письма наполнились отчаяньем: «Мне невозможно без тебя жить… я предпочитаю лучше умереть, чем выносить эту муку. Нет у меня больше радости в жизни, нет больше надежды…» Ольга уже не рыдала, читая его письма, — слез не осталось. И вновь случилось чудо: через год Иоганн сумел вновь получить ангажемент в Павловск. И вот — новая встреча!
Они стояли под колоннами Павловского «Воксала». Шел дождь. Полина Сверчкова одолжила Ольге коляску, чтобы та могла тайком съездить к возлюбленному И вот они вновь держались за руки. «Я тебя украду! — отчаянно шептал Штраус. — Бывает же похищение невесты. Мы тихо обвенчаемся в какой-нибудь старинной церкви в романтической глуши. А потом поедем к моей матушке. Я напишу, и она примет нас!»
Но вышло по-иному. Мать Штрауса ответила из Вены кратко, но весомо — вот оно это роковое письмо: «Я не желаю видеть невесткой девицу из варварской России. В Вене полно красивых девушек!» Как же похожи оказались у них матери: для одной был невозможен зять-простолюдин, для другой — невестка из «варварской страны»!

ЗАВЕТНАЯ ШКАТУЛКА
Ольга вздохнула — осталось не так уж много писем… Штраус снова уехал в свою Вену и опять много писал. Но письма пересылались через знакомых, опаздывали, перехватывались бдительными родственниками, терялись. «Сегодня я получил твое милое письмо, в котором ты жалуешься, что получаешь так мало писем, — писал Иоганн. — Но я же пишу тебе писем без счета!» Только вот Ольга ничего не получала… Когда же Иоганн умолял: «Пошли мне хоть пару строк!», Ольга строчила ночами десятки посланий, но и ее письма терялись, не доходили. Даже почтовые ведомства были против влюбленных…
А вот и письмо Иоганна, пришедшее в роковой день: «Что-то должно происходить с тобой, так как долгое время я пребываю без известий от тебя. Ответь мне, пожалуйста!» Да только Ольга не ответила — не смогла. В день получения этого письма она, в отчаянии уступив требованиям матери, стояла в белоснежном платье перед алтарем Александро-Невской лавры. Последнее письмо Ольга получила, уже став замужней дамой. «Что же будет со мной?» — с болью спрашивал Иоганн, узнав о ее венчании.

Но что она могла ответить? Что он должен постараться найти свое новое счастье? Что и она постарается?.. Но сколь не старайся, ничего не выходит. Она не любит мужа, хоть и родила ему уже двух детей. Штраус, хоть и женился на певице Генриетте Халупецкой, по оперному псевдониму — Трефц, тоже несчастлив. И еще Ольга узнала, что Иоганн проговорился однажды на пирушке, что женился лишь потому, что Генриетта похожа на его русскую любовь. Выходит, он женился с отчаяния, недаром же говорят, что супруга старше его на 7 лет.
Ольга сложила письма — в них вся ее жизнь. Но мать грозиться отнять эти листочки! С нее станется: созовет слуг и учинит розыск. Но как уберечь письма? Ольга вздохнула: выход есть — их просто надо отдать. Конечно, у нее не останется ни одного свидетельства любви, зато строки, написанные рукой Иоганна, будут целы. Ольга дернула за сонетку и приказала явившейся горничной: «Отвези эту шкатулку Полине Сверчковой!» Подруга, на глазах которой разворачивалась грустная любовь Ольги, сумеет сохранить письма…
Полина увезла письма в Европу и после смерти Штрауса в 1899 году предложила их его семье. Конечно, не за деньги — от чистого сердца. Думала, может, родственники решат устроить музей Штрауса. Но им письма оказались не нужны. И тогда Сверчкова отдала это бесценное наследие, свидетельства великой любви великого композитора, в Венскую музыкальную библиотеку. Там письма и пролежали, никем не читанные, до 1992 года, пока их не нашел музыковед Томас Айгнер.
100 писем рассказали миру о трагической любви Штрауса. Но вот о судьбе его любимой поведать некому. Известно, что супруги Лозино-Лозинские пережили тяжкие дни революции 1917 года. Но что стало с ними потом — загадка. Неизвестна и судьба писем, которые Ольга слала возлюбленному Иоганну. Они до сих пор не обнаружились. А может, Штраус действительно приказал положить их с собой в могилу, как некогда он и обещал в сердцах Ольгиной матери?..

Елена Коровина, ИМЕНА январь 2011

ИОГАНН ШТРАУС (сын)
▪ Родился в Вене 25 октября 1825 года в семье композитора Иоганна Штрауса-старшего ▪ Впервые приехал на гастроли в Россию в 1856 году, когда ему шел 31-й год ▪ Встретился с Ольгой Смирницкой в Петербурге в июне 1858 года. Ей тогда исполнилось 19 лет ▪ Роман продолжался вплоть до осени 1864-го ▪ Узнав о замужестве Ольги, женился на оперной певице Генриетте Халупецкой ▪ Был еще дважды женат, все браки оказались бездетными ▪ Умер в Вене 3 июня 1899 года.

·Памятник Иоганну Штраусу дар Австрии к 300-летию Санкт-Петербурга. В церемонии открытия памятника приняли участие потомок композитора – внучатый племянник Эдуард Штраус и официальные представители консульства Австрии в Петербурге.
Скульптура в Павловске является точной копией памятника Иоганну Штраусу, который был создан другом композитора, скульптором Эдмундом Хельмером в 1907 году и установлен в Городском парке Вены.

Последние статьи
ЕСТЬ ГОРОДА НА КАРТЕ, А ЕСТЬ В ДУШЕ!

МАГИЯ БЕЛЫХ НОЧЕЙ В ИМПЕРАТОРСКОМ САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ (8 дней/7 ночей) и КРУИЗ В СКАНДИНАВИЮ (4/3 ночи дня): 26 ИЮНЯ - 7 ИЮЛЯ, 2016

 
ШАНА ТОВА!

НОВЫЙ ГОД НАСТАЕТ, ОН У САМОГО ПОРОГА

 
TRAVEL-2014

WHITE NIGHTS FESTIVAL. RUSSIAN BALLET - SAINT-PETERSBURG (RUSSIA)
& CRUISE TO SCANDINAVIA – 12 DAYS TOUR - JUNE 22-July 03, 2014

 
УРОКИ МИЛОСЕРДИЯ И ДОБРОТЫ

1 июня, в Международный день защиты детей, впервые в нашей общине состоялся Благотворительный аукцион с целью финансовой помощи больным детишкам дома-интерната в г. Павловск (Санкт-Петербург).

 
ДЕТИ КАНАДЫ - ДЕТЯМ РОССИИ

Благотворительный Аукцион, приуроченный к Международному Дню защиты детей

Copyright © 2021 Torontovka.com, All rights reserved