Комментарии

Репортер

ОСТАВАЙТЕСЬ ПУПСИКАМИ

Заметки криминального обозревателя накануне Дня Святого Валентина


Когда слышу слова о “настоящей любви”, вспоминаю: “Валечка, убегай!” Эта история укладывается в абзац. Работая криминальным обозревателем одной российской газеты, я наткнулась на такое уголовное дело. Жили муж с женой. В какой-то момент жена решила мужа “заказать”, уж не помню за что – ради денег или чтобы с любовником им никто не мешал. Она подговорила любовника и его дружка встретить их с мужем на большой дороге, когда они поедут на дачу. По плану, она должна была попросить мужа остановить машину, якобы чтобы сходить в кусты по нужде, и пока она ходит, разбойники должны были напасть на мужа. Так и произошло. Когда они с мужем выехали за город и он по просьбе супруги остановил автомобиль, женщина ушла в кусты и оттуда наблюдала за происходящим. Двое бандитов напали на ее мужа и убивали его, а он до последней минуты кричал: “Валя, не возвращайся! Валечка, тут бандиты, убегай!” Любви настоящее, чем жила в сердце этого человека, я себе не представляю. Или вот еще. Женщина ради любовника убила мужа. Сама. И труп уничтожила. Я, правда, не поняла зачем, почему нельзя было просто развестись, но, наверное, невнимательно прочитала уголовное дело. Следователь, с которым я говорила, был изумлен тем, что любовник не бросил свою зазнобу в беде, а ходил к ней каждый день с цветами и собственноручно приготовленной едой в баночках. Чтобы бабы к СИЗО бегали с провиантом, следователь видел, но вот чтобы мужики... Любовник обещал душегубку ждать, к скольким бы годам ее ни приговорили... Или вот еще один треугольник. Он – офицер милиции, у него есть жена и маленький сын, и еще есть любовница, хозяйка ресторана. С ней он был в отношениях десять лет. Представьте себе только: десять лет тайных встреч, вранья по обе стороны баррикад... Любовница была женщиной бурных страстей и любила своего мента бешено. Разумеется, надеялась, что женится. (Глупа порой женская любовь, и даже успешная бизнесвумен может не понимать, что коли сразу не развелся, в самый пик страсти, пока все было внове и пылало, так потом, когда все устоялось и приняло более спокойное течение, тем более не женится). Любовница все приставала, а офицер, со свойственным многим представителям сильного пола в таких ситуациях малодушием, врал, что он-то бы всей душой, измучился прямо, но жена-зараза тогда не даст с ребенком видеться, а он сына любит. Вы только представьте какой ненавистью пылало сердце бойкой коммерсантки! Ишь какая хитрая, дитем мужика держит! А жену-то офицер просто любил. И она его. Без любви кто ж с милиционером жить будет? У него ж образования практически нет, зарплаты кот наплакал, постоянные ночные дежурства, и особенная манера общения, сформировавшаяся под влиянием работы с асоциальным элементом... Жена знала о наличии соперницы, но офицер и тут малодушничал, врал, что уже все закончилось... В итоге любовница пришла в дом семьи и трясла перед законной супругой трусами их общего мужчины. Угрожала. После чего офицер велел жене быть осторожней, а любовницу предупредил... Но потом снова все покатилось по новой. В один вовсе не прекрасный день, когда жена вышла на улицу, рядом с ней остановилась машина, из которой выглянула незнакомка. “Не подскажете как проехать до...?” – она назвала магазин неподалеку. Женщина стала разъяснять, но сидевший в машине мужчина выскочил, обхватил ее и потащил в авто. Ее затолкали в машину, где уже сидела та самая рестораторша... Она била свою жертву всю дорогу бутылками по голове, орала: “Он мой! Он тебя не любит!” и так далее. Троица привезла женщину на пляж, заперла в машине и, облив бензином, подожгла. Жена офицера кричала, пыталась выбраться, но не смогла... Примечательно, что подельницей рестораторши была бывшая секретарь райкома комсомола. Она добровольно вызвалась помочь подруге. Милиционер в ту ночь не дождался жены и начал обзванивать знакомых. По ходу дела смотрел криминальные сводки по телевизору. И все понял, когда увидел на берегу Оби (дело было в Новосибирске) сгоревшую машину и найденные в траве ключи от его квартиры... Троицу преступников судили. Рестораторшу и экс-комсомолку приговорили не то к десяти годам, не то к восьми. Они не раскаялись. А офицер, как говорили коллеги, хотя и ходил на работу, ушел в себя и выглядел слегка помешанным. А ведь ему еще потом сыну надо объяснять почему мамы не стало... Признаться, как человек, хорошо знающий жизнь милиции, я думаю, что он не любил рестораторшу, а имел с ней связь чтобы поесть на халяву и может быть, еще и домой принести. Чтобы на халявные коммерсантские деньги ездить в отпуск, будто бы в командировку... В те, 90-е годы, милиция была в буквальном смысле голодной. Ребята нередко пользовались властью и приходили в рестораны “за так”, за что ресторанщики их ненавидели и старались под благовидными предлогами от них избавиться. А тут мужчина пристроился... Платил телом. Не рассчитав, что в России мужиков мало, тем более непьющих, красивых и в погонах, и такой вот своей оплатой он запросто может свести с ума энергичную и смелую женщину. Ведь чтобы в то время в одиночку женщина владела рестораном, она должна была обладать недюжинным мужеством. Самой от милиции отбрыкиваться, самой с бандитами переговоры вести, с пьяной публикой дело иметь... Нет, Эвелина, что же это вы все о грустном-печальном, спросите вы. Давайте нам историю счастливой любви. И я сразу вспоминаю историю, которую писала еще в 18-летнем возрасте, живя в Алма-Ате. У нас тогда модно было писать про “интернациональные браки”. И вот я такой нашла. Он казах, она русская. Он старше ее лет на 20. Приехала к ним, и увидела симпатичную голубоглазую женщину лет 60 и ее мужа, который, несмотря на то, что являлся ветераном органов госбезопасности, едва говорил по-русски. Женщина щебетала, с удовольствием рассказывала мне о том, как она переняла казахские традиции, научилась готовить бешбармак, говорить по-казахски, как сперва новая родня ее не любила, а потом смирилась, рассказывала про детей, которые выросли настоящими казахами. ... Я записывала, заметка обещала быть той, что надо. А потом я спросила как они познакомились. Оказалось, он был офицером НКВД, а она секретаршей. Ей было 18. Она была красавицей польского типа. Он же... Вот мой редактор-казах был красивым мужчиной, а этот гэбэшник – увы... Потому я так дотошно и спрашивала свою собеседницу: “Вы в него влюбились?” Юным своим умом пыталась найти причину брака. Может, думаю, героем был, может чувством юмора покорил... Моя героиня стала запинаться. “Он велел мне приходить к нему в кабинет, если бы я не согласилась, он легко мог бы меня посадить”, - тихо сказала, прибавив: “Только вы этого не пишите”. Мы сидели, смотрели друг на друга и молчали. У нее появились слезы. Они с мужем прожили десятки лет. Я была не первая, кто пишет восторженную статью об их браке. А надо было бы писать о потерянной жизни, о растоптанной юности и зрелости. Но я написала о крепком интернациональном браке. О том, что не важно какая национальность. И это правда, энкавэдэшник ведь мог быть и русским. Потому, что она очень просила. Читать в газете сказку про себя было для этой женщины одной из немногих радостей... Ей тогда, наверное, казалось, что так оно все и было, как написано. Ну вот опять получилось грустно. Сделаю еще одну попытку рассказать веселое. Когда я работала криминальным обозревателем, столкнулась с забавным случаем. Бегал по городу маньяк, который срывал с женщин колготки и целовал им ноги. Вот просто срывает, целует, и отпускает. Когда его поймали, выяснилось, что он бывший “афганец”. С тех пор, поймав, его всегда отпускали. И жертвы его прощали. В общем, невесело опять... А знаете что? О счастливой любви, подозреваю, не особенно есть что рассказывать. Она, как правило, скрыта от людских глаз и интересна только для тех двоих, что любят. Помните, как у Шекспира? “Я не хочу хвалить любовь свою, я никому ее не продаю”. В счастливой любви одни сплошные поцелуи, теплые взгляды, поглаживания, смешные всякие слова типа “пупсик”, “зайчик”, “рыбка”. Потому, наверное, Толстой и сказал: “Все счастливые семьи похожи друг на друга”. Потому и пересматриваем свои семейные альбомы мы сами, а знакомые лишь делают вид, что им это интересно. Счастливая любовь глупа и слепа, и рассказывать о ней можно только тогда, когда ее глупость и безалаберность доходят до ручки и любовь постепенно начинает превращаться в несчастную, приобретая сюжет, краски, трагический надлом... Тут-то и приходит журналист. Или писатель. Я от всей души желаю вам, чтобы о вашей любви рассказывать было нечего. Оставайтесь пупсиками. Эвелина Азаева.

Последние статьи
Гиперактивность - не выдумка врачей и не модный диагноз!

И это даже не избалованность ребенка. Это невозможность остановиться - симптом, на который родителям очень важно вовремя обратить внимание.

 
Русский иммигрант об Уго Чавесе: «Настоящий полковник!»

Наш соотечественник, Дмитрий Штраус, шесть лет прожил в Венесуэле и поделился с корреспондентом "КП" личными впечатлениями о том, как Уго Чавес пришел к власти и что сделал для народа

 
Наш концерт принес анике $2625. Зрители – пришли!

4 ноября прошел Благотворительный концерт в помощь больной раком 4-летней Анике Варламовой

 
«Мама, я все равно выздоровею!»

Детей-аутистов не пустили в океанариум. Если бы это случилось в Канаде, какой шум был бы во всех газетах, каким позором покрыли бы директора этого заведения, от него отвернулись бы все знакомые. А еще...

 
Как Достоевский рассудил бы историю с Pussy Riot

Это противно, но Pussy Riot вошли в историю. Антигероями, но все же вошли.

Copyright © 2019 Torontovka.com, All rights reserved