Комментарии

Торонто исторический

Мама Чики зажигает, или история о 63-летней танцовщице go-go

Дора Драммонд совсем не соответствовала представлению большинства о том, как должна выглядеть танцовщица go-go. Она была невысокой (ростом около полутора метров), носила очки формы «кошачий глаз», платья с цветочным рисунком и удобные ботинки на плоской подошве.




Кроме того, ей исполнилось 63 года, и она страдала артритом.«Она похожа на одну из тех милых маленьких старушек, которые должны печь вишневые пироги для встречи прихожан вместо того, чтобы сидеть в клубе Coq d’Or, попивая коктейли с джином вместе с теми, кому еще не исполнилось 30-ти, − написала журналистка Toronto Star Марси Макдональд в 1969 году. − Ты не обращаешь на это внимания до тех пор, пока эта милая маленькая старушка не сделает здоровенный глоток своего коктейля, не засунет в рот дешевую сигару, вымоченную в вине, и не отправится в клетку для танцоров go-go на цене Coq d’Or».

Дора Селинда Драммонд родилась 9 марта 1906 года в городе Niagara Falls, в семье Нелли Дрюэри и Уильяма Драммонда, работавшего на производстве канцелярских принадлежностей. У нее были две сестры, Глэдис и Дженис, и брат Стэнли. В юности Дора порой развлекала себя выступлениями на публике, но обрести сценический образ Мамы Чики она смогла, лишь достигнув весьма почтенного возраста.



Когда Дора Драммонд вышла замуж и переехала в North York, в район Bathurst и Sheppard, она нашла работу няни и экономки у известного парикмахера Мэнни Митчелла, отца троих детей.В 1950-ых годах Драммонд начала петь на вечеринках по случаю дней рождения − просто для забавы. Она любила музыку, обладала естественным чувством ритма и не стеснялась своего голоса.

Ее муж умер, когда ей было 53 года. В память о нем ей осталась его фамилия − Чики.«Меня зовут Дора, но я никогда не пользуюсь этим именем, потому что ненавижу его. Все дети на улице, где я живу, называют меня Мамой Чики», − рассказывала она.

После смерти мужа Чики оказалась на распутье: она болела, устала от долгих лет работы, ей хотелось лишь дождаться того времени, когда она наконец сможет выйти на пенсию. «Когда умер мой муж, я задумалась о том, что у меня есть, − вспоминала она. − У меня был артрит, я сидела без дела, болела, и это было ужасно».Вот примерно тогда − в начале 1960-х годов – Чики и начала от случая к случаю выступать вместе с комиком Сэмми Сэйлзом в таверне Brown Derby, расположенной в районе Yonge и Dundas. Чики исполняла песни и танцы вместе с Сэйлзом до 1966 года, когда ему в лицо швырнули пивную кружку и жестоко его избили. «Я никогда не смогу вернуться после этого», − призналась она.

После нападения на Сэйлза Чики начала ходить в кофейню Riverboat в Йорквилле в свой выходной, который обычно выпадал в среду. Женщина средних лет с крупными серьгами и броскими золотыми украшениями выделялась среди юных местных завсегдатаев. В этой кофейне Чики и подружилась с Гордоном Лайтфутом, Джони Митчеллом и другими именитыми фолк-певцами.«Когда Горди Лайтфут был на сцене, и я заходила, он говорил: «Привет, Мама Чики, все еще куришь эти сигары? − вспоминала Чики. − У меня есть фотографии, автографы и все такое».

Чики переключилась на клуб Coq d’Or на улице Yonge в 1960-х годах, и именно тогда ее известность пошла в гору. Она начала петь вместе с группами вроде Ronnie Hawkins and the Hawks, и иногда появлялась на сцене.Как-то вечером «из-за этого» она забралась в клетку для исполнения танца go-go в Le Coq d’Or и дала себе волю, крутя бедрами, размахивая руками и покачиваясь в такт оглушительной рок-музыке. Тогда Мама Чики оказалась в своей стихии. Через несколько месяцев ей, маленькой старушке из района North York, выделили собственную клетку для танцев на сцене Coq d’Or.



На фотографиях Чики часто можно видеть позади музыкантов, выступающих в Friar’s Tavern и Coq d’Or. Когда последний закрылся в 1970-х годах, Маме Чики пришлось переместиться в Brunswick House, расположенный в районе Bloor и Bathurst. Этот бар был знаменит работой допоздна и вечерами открытого микрофона, во время которых каждый мог поделиться третьесортными, пропитанными пивом шутками.«У нас было всё и все, − как-то сказал его главный управляющий Ларри Элаш. – От гонок червей до поедания пирогов... чем у нас только не занимались. Худшее, что я когда-либо видел? Ого, было очень много всего».

В Brunswick House Мама Чики пела и играла на бубне три или четыре раза в неделю. Однажды на Пасху она пришла в костюме кролика из журнала Playboy. «Это было почти непристойно», − говорили очевидцы.Даже спустя десять лет после того, как газеты впервые о ней заговорили, Чики поражала молодежь своей кипучей энергией.

«Мама выглядела великолепно, − писал журналист Брюс Блэкадар. – Эта легендарная 73-летняя женщина, которая до сих пор работает горничной, и, несомненно, не уйдет смиренно в сумрак вечной тьмы, пела блюз».

Как выяснилось, в 1979 году в Brunswick House Чики исполнила свою лебединую песню. Она внезапно умерла 15 октября 1980 года и была похоронена на кладбище Westminster Memorial Park в North York. Ее эпитафия гласит: «Светлой памяти Доры «Мамы» Чики. Любимому другу». В ее некрологе упоминалось о том, что ее с любовью вспоминала вся семья Митчелл, но не говорилось ни слова о ее дикой клубной жизни.«Сегодняшний день это все, что у тебя есть − в эту самую минуту. И я не готова вернуться к своему старому креслу, − призналась Мама Чики журналисту Star в 1969 году. − Я буду жить, жить, жить, пока не умру».

Последние статьи
Минеральные ванны High Park

Плавание в открытых водоемах – в том числе искусственных – издавна популярно у жителей Торонто, пытающихся спастись от летней жары. Несмотря на то, что внимание местных историков обычно привлекает куп...

 
Обнаженная натура на Канадской национальной выставке

Канадская национальная выставка (CNE) 1927 года побила рекорд посещаемости – на нее пришли почти 300 000 гостей. Разнообразные развлечения и обычные коммерческие экспонаты на этой выставке оказались р...

 
Предел – небо

«На глазах жителей Торонто прошлой ночью сбылась тысячелетняя мечта, − писали 14 июля 1910 года в издании Toronto Telegram. – Поднявшись из толпы, как порождение самой жизни и бытия, моноплан покружил...

 
Борьба за права женщин в Торонто конца XIX − начала XX вв.

27 октября 1893 года группа женщин собралась в садоводческом павильоне Ботанического сада Аллан. В тот осенний день примерно 1 500 женщин встретились, чтобы обдумать пути сопротивления нарастающему по...

 
Расцвет фотографии в Торонто

К началу двадцатого века фотоиндустрия в Северной Америке была хорошо развита: фотографией занимались и профессионально, и в качестве интересного досуга.

Copyright © 1998 – 2018 Torontovka.com, All rights reserved